фестиваль «Мелиховская весна».

 -9VC qgy9cU 1vvmtzbe72w evsOGhwpd1w kfiWTjJ55qY r6zDwa0IY0Y sulMEZoFahA Z jXJb5y5Ds  yEItpkJR9Y

В соцсетях уже появились статьи о выступлении россошанского театра РАМС на Международном театральном фестивале «Мелиховская весна».

 Попробую рассказать эту историю глазами артиста.

 Сразу скажу, что идея играть «Чайку» под открытым небом не понравилась буквально всем. Сложно было представить, как обойтись без постановочного света, затемнений, дыма, кулис и прочих условий, в которых Чайка была сыграна много раз.

 Переживали за спектакль все, кроме Греты Шушчевичуте - режиссера нашей «Чайки». За день до поездки мы переписывались с ней в Инстаграм. Она уже была на фестивале, а мы только собирались выезжать. Пишет мне Грета: «Я сейчас осматриваю место где мы будем играть. Будет круууто».

 Забегу немного вперёд. После спектакля, один из театральных критиков сказал:

 «Не представляю, как этот спектакль можно играть в зале».

 Еще сутки назад мы не представляли обратного.

 Была всего одна репетиция, в процессе которой стало понятно, что играть на улице намного лучше чем в зале.

 Спектакль органично вписался в окружающее пространство. Мы играли в доме Чехова, и это не метафора, речь идет о конкретном доме, где жил Антон Павлович.

 Предварительно была экскурсия, нам подробно рассказали о доме:

 «Здесь Чехов встречал гостей. Здесь беседовал с Левитаном. За этим столом написал «Дядю Ваню», и множество других, смешных и грустных историй из жизни писателя.

 И вот теперь этот дом стал нашей гримёркой, кулисами, и единственным местом, куда актеры уходили после сыгранной сцены.

 Озеро, аллеи, небольшой колокол, звук которого собирал Чеховых на общую трапезу. Режиссер максимально использовал пространство. Актеры прожили два часа (столько длится Чайка) в предлагаемых условиях и чувствовали себя прекрасно, зная, что дом Чехова - это родина их персонажей.

 В общем, при такой поддержке (даже птицы пели в унисон) работалось легко.

 После спектакля нас пригласили на беседу с критиками. Немного неудобно перечислять все добрые слова, которые мы услышали в адрес спектакля в целом и актерском исполнении.

 Отдельные фразы критиков публикую зажмурясь:

 «…я видела 58 чаек, но такую вижу впервые».

 «…какой замечательный Дорн».

 «…Треплев просто чудесный».

 «…Нина, переживали за тебя, кажется ты состоишь из одних вздохов».

 «…такого Тригорина я ещё не видела».

 «…Маша замечательная».

 «…Аркадина - мой любимый персонаж. Отличное исполнение…»

 «…чайка как персонаж - неужели»?

 И это только обрывок долгой поздравительной речи в адрес театра и нашей «Чайки».

 Организаторы заботились о нас как о родных. Антон и Сергей ( к сожалению не помню фамилий) сделали наше пребывание на фестивале максимально комфортным.

 Если меня спросят:

 «Что запомнилось больше всего»?

 Скажу - звук падающих яблок на деревянную веранду. Глухой, но в то же время музыкальный звук.

 Хотя нет, ещё запомню юмор Чехова. Только он мог в порыве любви ласково назвать женщину: «Кукуруза души моей».

 А своих поклонниц Антон Павлович называл - «Антоновками».

 

 Артур Ктеянц